Килия многовековая "часть 5"

Оригинал публикации: http://kiliya.od.ua/articles/details/1750

Безлюдный край, который на первых порах неизвестно, как было и называть – Буджак или Бессарабия, - вот что досталось России. Буджак – это не географическое название, по-турецки буквально – угол. А Бессарабия?

В административном отношении край между Днестром и Прутом в 1813 году получил статус области и стал именоваться Бессарабской областью.

Пустовало главное богатство края между Прутом и Днестром - земля. Из почти четырех миллионов десятин пригодных для пахоты, обрабатывалось, чаще всего деревянной сохой, а то и мотыгой всего сто тысяч гектаров. А Килия? Документы Центрального военно-исторического архива в Москве свидетельствуют: Килия - прежде всего крепость второго ранга в ряду других российских пограничных крепостей. Измаильская - первого ранга. В 1808 году комендант Килии - города и крепости подписал два документа: сводку под названием «Ведомость домам, лавкам и магазинам, находящимся во владении жителей Килийского форштадта» и «Перепись находящимся в Килии на жительстве обывателям, с показанием каких наций и закона и чем пропитание имеют». Из этих документов следует, что на 1 июля 1808 года в городе проживало 1560 жителей, не считая военных и приезжих из России и зарубежья. Три четверти этого населения - молдаване. 18,5 процента - россияне и малороссы, остальные - евреи, армяне, греки. Это самые предприимчивые и богатые килийцы. А еще в Килии проживали сербы, болгары, македонцы, цыгане.

К тому времени в городе насчитывалось 107 лавок (небольшие киоски тоже считались лав­ками), 20 торговых складов. 4 кофейни, 1 корчма, 1 баня, 12 больших каменных домов (от кото­рых, к сожалению, не сохранилось видимых следов). Главным занятием килийцев, согласно «переписи» майора Лаврова, было рыболовство - им занимались почти 35 процентов населения, 17 процентов килийцев были земледельцами и рыболовами одновременно, многие совмещали с этими занятиями и торговлю. Самыми крупными торговцами в городе были одесские купцы Метакса и Хиони, а также Килийский Николаевский монастырь (мужской). Быстро возрастал оборот и местных купцов Семенова, Константинова, Егорова, Вильдермана, который перебрался сюда из Австрии, Циновала и Ерхаевича. Килия была крупным ремесленным центром - особенно славились ее гончары; многими мастерскими, баней и приходской школой владел Свято-Николаевский монастырь.

Возрождению и развитию Придунайского края и Килии во многом способствовала энергичная и плодотворная административно- хозяйственная деятельность командующего Дунайской армии М.И.Кутузова. В отличие от генерала Ланжерона Кутузов уделял этой работе много внимания. По его приказу из Рени, Измаила, Килии, Аккермана и всей Бессарабии было завершено выселение турок, татар и ногайцев. Опытные офицеры инженерной, административной, ин­тендантской службы были разосланы в буджакские степи и дунайские плавни с задачей опре­делить и отметите места для будущих поселенцев: болгар, молдаван, русских, украинцев, сербов, албанцев и других-. в недалеком будущем жителей опустошенного и опустевшего края, тех, кому этот край возвращать к жизни.

Экспедиции такого рода часто возглавлял капитан интендантской службы И.П.Котляревский - будущий автор знаменитой «Энеиды». Усть-дунайцы, часто переправлявшие его через реку, в шутку предлагав офицеру поселиться на Дунае, обещали избрать его своим старшиной.

Для поселенцев, прибывающих из-за Дуная, Кутузов добился у царя Александра I льгот: 60 десятин земли на хозяйство, освобождения от всех повинностей на 10 лет, свободу вероисповедания. В ответ на эти меры уже в 1812 году в Придунавьи поселилось 20000 беглецов из-за Дуная. Занимался Кутузов и такими, казалось бы, мелкими для него делами, как строительство шлюза между дунайским руслом Тайманчук и озером Китай, хлопоты, связанные с перестройкой крепостной мечети в православную церковь, и множеством других.

В 1812 году Измаил стал городом, и Килия быстро уступает ему первенство в Придунайском крае, оставаясь, правда, центром самой большой округи, в которую входили 19 сел. После расформирования Усть-Дунайского войска многие козаки не захотели покидать Придунайский край и обосновались в населенных пунктах, из которых были выселены турки: Кара-Мехмет (Шевченково), Дракуля (Трудовое), Новониколаевка, а также в Килии и Вилково. Обосновывались здесь также беглецы из Сечи Задунайской. Бегущие из глубинных губерний европейской России старообрядцы поселялись в Килии, Вилково, в Хаджи Ибрагиме (Жебриянах - Приморском), Карачук (Мирном). Уволенные из царской армии солдаты основали свое село - Новотроицкое (северная часть нынешней Василевки), к потомкам куманов - половцев - гагаузам из Старых Троян подселились болгарские колонисты. Болгары и гагаузы основали Еникиой (Новоселовку) вместо выселенных татар в Керман-Киое (Фурмановке) поселились молдаване и русские. Беглецы из обеих Молдов основали Димитровку, пополнили население Килии, сел Китай (Червоный Яр) и Чамушир (Приозерное). В бывших владениях Галил Аты-бея поселились украинцы с левобережной Украина (Галилешты - Десантное). Умножилось украинское население килийских Миак и тех, кто поселился на землях турецких пиратских адмиралов из рода Омар-бея, (нынешние Маяки и Омарбия). Украинские поселенцы основали села Натягайловку и Демяновку.

После присоединения края к России численность населения города начала расти, можно сказать, стремительно: в 1819 году - 3620 душ, спустя короткое время - 4000 душ, и это при дефиците женского пола в составе населения. Оно, это население, складывается в очень пеструю этническую палитру, в которой, однако, до девяностых годов XIX века преобладают молдаване, за ними некоторое время следуют русские, в первую очередь - старообрядцы, чтоб в скором времени пропустить впереди себя украинцев. По-прежнему среди жителей Килии числятся евреи, греки, армяне, болгары, сербы, цыгане, появляются поляки, немцы и представители других этносов. Примечательно, что палитра эта была не только пестрой, но и довольно гармоничной, не­смотря на ускоряющийся процесс социального расслоения. Килия и округа того времени не знают массовых социальных потрясений: сюда не дошли даже отголоски крестьянского движе­ния под руководством Устима Кармелюка из сравнительно недалекого Заднестровья. В 1827 году в Килии насчитывалось уже 684 усадьбы, в которых 240 домов были каменными. Ежегодно проходили уже две ярмарки, а не одна. К покровской в октябре на «новом базаре» - огромной площади, на которой со временем будет возведен Покровский собор, прибавилась майская николаевская - на пока еще пустом пространстве «старого базара» (нынешний «хитрый рынок» и вокруг него), 23 трактира и питейных заведения в городе и всего одна, да и та церковно-приходская школа свидетельствовали о том, что в Килии можно было заработать или добыть деньги, но потребности их обладателей не предполагали трат на культурные нужды. Не только расширяющийся порт, но и 21 ветряная мельница свидетельствовали о «зерновой» специализации Килии, как экономического центра обширной округи. Однако в условиях этого несомненного бурного развития города планировка его, внешний вид в целом мало чем отличались от описанного в средине века XVII еще Эвлией Челеби. Путаница переулков, мозаика махаля восточного города - все это напоминало арабскую вязь заглавных букв Корана и давно уже не вмещало развивающийся город. Назрело время его перестройки.

Продолжение следует

Мы не несём ответственности за содержание материалов, новости размещаются в автоматическом режиме и не проходят проверки.

Популярное в Facebook