Последний рейс теплохода «Комсомол»: Светлой памяти моряков-одесситов посвящается

5 декабря 1936 года черноморский теплоход «Комсомол» вышел из Поти в очередной рейс на бельгийский порт Гент с грузом марганцевой руды.

В последний рейс года моряки-одесситы уходили с приподнятым настроением. Завершив его, они становились победителями социалистического соревнования судов Черноморского пароходства т.к. недавно экипаж, доставив важные грузы в Аликанте и Валенсию, в т.ч. 50 танков Т-26, благополучно вернулся из борющейся Испании.

Но чувство опасности не покидало моряков. Они знали, что рейсы судов в республиканскую Испанию вызывали лютую ненависть у фалангистов. Вечером 13 декабря к «Комсомолу» приблизился военный корабль, и, запросив о том, какой груз везет судно и куда следует, он удалился. 14 декабря к судну подошел крейсер «Канариас» и нагло потребовал: «Остановить машину! Покинуть судно!» Теплоход застопорил ход. Поднявшись на судно, молодчики по главе с офицером вели себя бесцеремонно. Они конфисковали все судовые документы и паспорта моряков и перед тем, как покинуть судно, заявили капитану Г.А. Мезенцеву, что через несколько минут теплоход будет расстрелян.

С тяжелым чувством 36 советских моряков, среди которых были две женщины, покидали теплоход. Пираты хотели вызвать панику среди экипажа, унизить безоружных советских людей, но советские моряки организованно погрузились в судовую шлюпку, взяли компас, карты, теплые вещи, продукты питания и, отойдя от борта теплохода, направились в открытое море.

Но отпускать свидетелей своего вероломства военные пираты не собирались. Вслед шлюпке последовала пулеметная очередь. Взвился сигнал: «Прибыть на крейсер!». Это был плен… А с крейсера между тем открыли огонь по советскому судну. Каждый выстрел щемящей болью отзывался в сердцах моряков. На их глазах погибал родной теплоход, а сами они стояли под дулами винтовок.

Не сразу Родина узнала об этом разбойном нападении. Только 20 декабря 1936 года ТАСС сообщило: «Пиратский крейсер испанских фашистов 14 декабря сего года поджег и потопил судно «Комсомол». Окончательная судьба команды выясняется». Моряков ждали нелегкие испытания. Восемь суток находились они в стальных казематах крейсера. Затем их доставили в тюрьму Пуэрто де Санта-Мария. Франкисты стремились запугать советских людей, сломить их волю. В ход пошли угрозы, избиения, допросы. Не раз моряков выводили во двор тюрьмы и инсценировали расстрел. Но советские моряки и здесь, в тюрьме, за тысячи километров от родной земли чувствовали себя гражданами своей великой Отчизны. На допросах вели себя стойко, держались с достоинством. Жалоб и просьб о пощаде не было.

Верные флотскому порядку моряки по нескольку раз в день убирали свои камеры, чинили порванную одежду. Позднее они научились «переговариваться» через тюремные стены и сообщали друг другу новости, поздравляли с памятными датами в жизни Родины. В частности, 1 мая 1937 года вся тюрьма была охвачена летающими красными ниточками. Так одесситы с присущим им юмором отметили день солидарности трудящихся всего мира. Еще в апреле 1937 года итальянское посольство в Москве официально уведомило, что экипаж «Комсомола» интернирован и находится на территории, контролируемой войсками Франко. В результате длительных переговоров, с помощью Международного Красного Креста освобождение моряков стало реальным. Первыми на Родину в октябре 1937 года вернулись 11 моряков во главе с капитаном Г.А. Мезенцевым, в т.ч. и все коммунисты. Через месяц — еще 18 членов экипажа, которых судьба забросила и в гестаповские застенки. Остававшиеся 7 моряков были освобождены только через два года и восемь месяцев.

Родина высоко оценила мужество и героизм экипажа «Комсомола». Орденами и медалями были награждены капитан Георгий Афанасьевич Мезенцев, помполит Август Михайлович Кульберг, старший механик Ф.В. Дрен, 4-й механик Н.П. Евтушенко, моторист В.Ф. Васильев, матрос И.П. Гайдаенко и другие моряки. Возвратясь на Родину, моряки с «Комсомола» снова участвовали в ответственных рейсах.

По-разному сложились судьбы узников фашистских застенков. Трое из них — Владимир Подгорецкий, Василий Титаренко и Василий Фомин — сражались в составе 12-й интернациональной бригады, защищали от фалангистов Мадрид. Капитан Г.А. Мезенцев получил новое судно — транспорт «Харьков» и повел его через 11 морей на Дальний Восток, руководил Черноморским пароходством, работал в аппарате Министерства морского флота. Штурман Г.И. Дымченко сменил мостик цивильного судна на боевую рубку военного корабля и еще 26 лет служил в Военно-Морском Флоте. И.П. Гайдаенко плавал на разных судах Черноморского пароходства, а затем стал известным писателем, автором многих книг о моряках-черноморцах. Продолжительное время работали в Черноморском пароходстве Г.Н. Климниченко, Н.В. Галиченко и другие моряки с «Комсомола».


Александр Калиниченко, президент Одесской объединенной (областной и городской) организации писателей-маринистов имени И.П.Гайдаенко

Мы не несём ответственности за содержание материалов, новости размещаются в автоматическом режиме и не проходят проверки.

Популярное в Facebook