«Спецфонд»: одесский Художественный музей представит работы, запрещенные в сталинское время

Официальное открытие выставки «Спецфонд» из коллекции Одесского художественного музея состоится в пятницу, 21 сентября, в 17:00.

Вход на выставку свободный, сообщили директор учреждения Александр Ройтбурд.

Выставка рассказывает о самом драматичном периоде украинского искусства — его сломе в конце 1930-х, когда в стране был задушен художественный поиск, прервано естественное развитие художественного процесса, были похоронены надежды на национальное возрождение.

Многие художники стали жертвами репрессий, остальные вынуждены были «наступить на горло собственной песне» и замолчать либо сдаться и начать производить одобренное режимом искусство с его унифицированным художественным языком («отражение жизни в формах самой жизни») и сервильной идеологической позицией (национальное по форме, социалистическое по содержанию). Итоги 20-летнего поиска молодого украинского искусства оказались изъятыми из художественного контекста, частично уничтоженными, а частично на десятилетия похороненными в так называемом спецфонде Киевского государственного музея украинского искусства (ныне Национальный художественный музей Украины).

Табу с этого периода украинского искусства было снято только в последние годы существования СССР, в годы так называемой перестройки. А впервые в полном объеме спецфонд был выставлен в НХМУ уже после Революции Достоинства, в 2015 году. Тогда эта выставка стала настоящей сенсацией для искусствоведов, художников, зрителей. Теперь с ней может ознакомиться и одесская публика.

«Наша выставка не является простым повторением выставки НХМУ, — говорит Ройтбурд. — Дополненная произведениями из одесской коллекции, она наглядно демонстрирует перекличку между двумя музеями».

Так, например, рядом с «киевским» Анатолием Петрицким представлена «одесская» его работа «Отдых» — обе работы объединяет характерный для этого мастера колорит. Рядом с портретом Николая Беляшевского, директора Киевского городского художественно-промышленного и научного музея (ныне Национальный художественный музей Украины), кисти Михаила Козика мы экспонируем более ранний портрет Беляшевского работы Михаила Жука, который с 1920-х годов и до своих последних дней жил и работал в Одессе. Рядом с программными работами одессита Теофила Фраермана, встреча с которыми будет сюрпризом для зрителя, представлена его же довоенная работа «Интерьер» из коллекции Одесского художественного музея.

Параллельно с киевским художественным авангардом, который на выставке представлен работами Анатолия Петрицкого, Виктора Пальмова и другими, в Одессе работало общество «Независимых», в которое входил Амшей Нюренберг. К этому же кругу примыкал Петр Митковицер, работа которого до недавнего времени находилась в запасниках нашего музея. Нам было важно показать, что процессы художественной жизни Одессы были синхронны с художественной жизнью всей Украины. Выставка позволяет продемонстрировать, что одесское искусство было неотъемлемой частью искусства Украины и точно так же было сломлено в период укрепления тоталитарного режима, его идеологии и эстетики.

Например, в конце 1920-х – в начале 1930-х на сцену выходит новое поколение художников. Среди них когорта одесских бойчукистов, наследие которых до сих пор не исследовано в достаточной мере. Спустя несколько лет большинство этих художников подверглось репрессиям, оставшиеся в профессии стали правоверными соцреалистами и долго боялись даже вспоминать об этом периоде своего творчества.

Еще одна работа, характерная для того времени — «Выплавка стали» Николая Шелюто. Спустя несколько лет Шелюто, подобно многим другим художникам своего поколения, отказался от формальных поисков и до конца жизни работал в этюдной, реалистической манере.

В начале 1930-х годов в рамках кампании по борьбе с украинским национализмом был допрошен в ГПУ Михаил Жук, после чего отошел от творческой деятельности, сосредоточившись на преподавании. С этого же времени прекратил выставляться и Теофил Фраерман.

«Сравнивая украинское искусство 1920–1930-х с российским, нельзя не обратить внимание на очевидные стилистические различия. В частности, если мейнстримовая в российском искусстве группа «ОСТ» тяготела к выразительным средствам своих немецких современников, которых вскоре объявили представителями «дегенеративного искусства», то украинские художники того времени стилистически ближе к искусству раннемуссолиниевской Италии, где совершался в то время поворот от футуризма к фашистскому неоклассицизму.

Такое сходство позволяет говорить об «Украинском новеченто» и рассматривать украинское искусство 1920–1930-х в общеевропейском контексте парадигмы трансформации революционного авангарда в тоталитарное искусство», — отмечает директор Художественного.

Под выставку «Спецфонд» отвели весь второй этаж, где экспонируется искусство советского периода.

«После этого  экспозиция второго этажа будет радикально переосмыслена, что повлечет за собой изменения в экспозиции первого этажа», — говорит Ройтбурд

Популярное