Вампиры и зомби против «боксеров», или Змеи в кроссовках: репортаж из самой страшной гостиницы Одессы и планеты

Специальный корреспондент «Думской» Дмитрий Жогов исполнил свою детскую мечту и вдоволь наорался от страха в «Отеле ужаса» — новом аттракционе, появившемся недавно в нашем городе.

Заодно узнал о том, что за люди там работают, послушал о специфике пугания, и выяснил, трусливая ли мы нация.  

«ПЕДРО», ШИПУЧКА И «ПЕЩЕРА НЕОЖИДАННОСТЕЙ»

Я так и сказал редактору:

– Это ни в коем случае не реклама! Я не взял втихаря с них деньги! Я просто хочу исполнить детскую мечту.

– Ну и мечты у тебя… болезненные! — оценивающе посмотрел на меня редактор. — Нездоровые мечты у тебя, Жогов. И вообще, они везде платят за рекламу.

А я вспоминаю детство. Вечер. Мы с отцом идем к парку Ильича. Туда как раз приехал луна-парк из Чехословакии. Стрекотанье сверчков. И сполохи над черными кронами деревьев — красные, зеленые. И музыка все громче и громче. Механическое гуденье, визг и хохот толпы. И перепуганные сверчки умолкают. Идем, а сердце у меня бухает все волнительнее и сильнее. Я чувствую, что впереди будет ЧУДО.

Ба-бах! В зрачках вспыхивают бенгальские огни, и на меня обрушивается луна-парк. Всем своим светом, шумом и запахами. Пахнет сладкой ватой и леденцами, горячими сосисками. Грохочут и лязгают американские горки. Хлопают ружья в тире, неразборчиво ревут репродукторы, а еще музыка такая, какая бывает только в цирках и луна-парках. Шарманка, вихлястая, клоунская, разухабистая.   

- Подходите, вы попадете обручем на шест, — зазывала ловко, легко кидает обруч, который с первой же попытки насаживается на шест, — и выиграете один из этих призов!

Он делает широкий жест, указывая на ИГРУШКИ, которых не было тогда в магазинах. Они были в упаковках с английскими надписями, яркие. Тут же, в призах, жвачка! По-моему, там был даже чешский хрусталь.

- Подходи и выиграй! — подмигивал зазывала.

Я дергал родителя за рукав.

- Только деньги просадим! — махал тот рукой. — У них обручи никак на шест не набросишь. Они, по-моему, у них по диаметру не совпадают.

- Кидайте шарики! Кидаете, попадаете в лузу с номером и получаете «шипучку» (то есть маленький пакетик шипучего кисло-сладкого напитка, — Ред.) и жвачку «Педро», которую можно надувать. А может, колечки с камешками! – орет другой.

Я вижу перепугано-веселые рожи детей, которые проносятся куда-то ввысь на американских горках.

- Сюда что ли пойдем? — отец смотрит с интересом на «Автодром». Там родители и дети ездили на электромашинках с длинными штангами, стукаясь друг с другом. — И цена нормальная. 50 копеек.

Но в это время мои зрачки расширились, а сердце оборвалось.

На меня смотрел граф Дракула, а за ним еще циклоп и скелеты. Они были намалеваны на стенах продолговатого аттракциона. Кровь капала с клыков, летели летучие мыши, во впадинах глазниц горели огоньки. В Одессе ничего такого я не видел. На стенах домов только краснорожие рабочие и «Слава КПСС». А тут…

- «Пещера Неожиданностей», — прочел отец надпись на будочке билетера. — Не забоишься?

Я помотал головой. Он вздохнул. Он не хотел «неожиданностей».

Мы купили билеты, простояв в небольшой очереди, и стали в другую, теперь уже ко входу на аттракцион. Впрочем, нас этим было не удивить. Очереди в то время были «нашим все».

Вход в «пещеру» был сделан в виде пасти какого-то чудовища с выпученными глазами. Туда вели рельсы и стояли двухместные вагонетки. В противоположном конце «пещеры» с грохотом распахивались жестяные дверцы, выезжали тележки с визжащими и орущими парочками. Они вылезали из вагонеток, переводя дух, красные, смеясь. Один мальчик чуть младше меня ревел.

- Ну, садись, — отец с грустью посмотрел на автодром.

Мы сели в вагонетку, она тронулась, ворота перед нами распахнулись. Запахло пыльным электричеством, старой ветошью и машинным маслом.

- Бу-Га-Га! — заорало что-то над ухом, и зажглась лампочка – нос робота, стоявшего на входе. Далее помню скрипенье тележки, которая норовила врезаться в черные стены, а потом резко останавливалась. Появлялись судорожно дергающиеся куклы, подсвеченные неживым светом. Они изображали мертвецов и вампиров. Длилось это с минуту. Под конец от стены отделилась фигурка в черном и ухватила меня за локоть. На ней была какая-то страшная маска. Я успел заметить, что у нее совсем человеческие движения.

Потом жестяные двери с диким лязгом распахнулись, и на нас пахнуло теплым вечерним воздухом. Мы, громыхая, выехали на свободу.

- Ну как? — спросил отец.

- Я хочу еще раз!

Все произошедшее было настолько новым, неожиданным, страшным, интересным, что я его не распробовал на вкус.

- Э-э-э-э . Ну, ты, я вижу, не испугался? — озадачился отец. – Может, сам поездишь? А я пойду в тире постреляю.

Я согласно кивнул.

Проехать мне удалось еще два раза, я выучил, где и за каким углом стоят чучела, и присмотрелся к последнему чудищу, которое в третий раз даже щипать меня перестало и по-моему удивилось моей любознательности.

Когда тележка выкатилась в последний раз и с грохотом врезалась в стоящие перед ней пустые вагонетки, надо мной склонился отец:

- Ну все! Луна-парк закрывается!

Я нехотя вылез из вагонетки, и тут из «пещеры» вышел мальчик, одетый в черное трико. Он был моего возраста. У него были всклоченные и мокрые волосы, видно, только снял маску. Мы встретились глазами.  

Маленький чех покачал головой и сказал:

- Лякай спат! Доброй ноц! — и пошел к мужчине в спецовке, который сдвигал вагонетки вместе, и проследовал за ним и вереницей громыхающих вагончиков в пасть чудищу.

А я остался, пожираемый завистью. Мой ровесник не уехал в пионерлагерь, где учатся поджигать пуки и по ночам обмазывать спящего зубной пастой. Нет. Он поехал с луна-парком, который тут на все лето! Он три месяца в царстве жуньки, безмерного количества аттракционов, да он и сам аттракцион – пугает людей! И может это делать безнаказанно, да еще, наверное, зарабатывает на этом.

Я жутко завидовал этому пацану. И восхищался им. Ведь он брел сейчас по «пещере неожиданностей» мимо всех тварей и монстров, куда мне вход был заказан. И тогда я поклялся себе, что рано или поздно пройду по «пещере неожиданностей» не в качестве клиента.

Все это я рассказал редактору и решительно так заявил:

- Я хочу сделать репортаж из «Комнаты страха», или «Лабиринта ужасов», или как их сейчас называют.

- «Отель страха» он называется. Ну что же, подавленные детские желания перерастают в неврозы и мании. Я не хочу, чтобы ты стал маньяком. Иди, Жогов, к ожившим мертвецам.

Я и пошел.  

ХОЗЯЕВА УПЫРЕЙ

Ночью прошел небывалый ливень, и я, честно говоря, думал, что дел у администрации луна-парка выше крыши. Наверняка деревья попадали, аттракционы поплыли, небось колесо обозрения тросами ночью крепили, чтобы не укатилось в город. Ветер же сильнейший был.

Но утренний луна-парк пахнул на меня свежестью, необычайной пустотой и ухоженностью. Только мальчонка в желтых тревожных сапогах (я тут же вспомнил жуткий фильм «Оно») прыгал по лужам.

- Нет, у нас все нормально! — девочка за стойкой в кафе улыбнулась и пожала плечами. — Где-то потолок только потек, и все.

По серому небу клочьями ползли остатки ночной грозы, и «Отель страха» с горгульями, изможденными атлантами и тварью на крыше выглядел мрачно. Я присмотрелся к твари с перепончатыми крыльями, и не сразу, но пришли на ум знакомые черты! Это же дедушка Ленин, над которым потрудилась банда компрачикосов! Пасть у Ильича ощерена, а в остальном — он! Хитрый прищур, бородка – точно он! 

Парень в форменной майке с надписью «Лунапарк» вышел из недр «Отеля страха» со шваброй и стал буднично протирать мокрое крыльцо. На него кровожадно скалилась горгулья. Я спросил у него, где найти администрацию.

- А хозяин сейчас в кафе «Карусель» вас ждет – в-о-о-о-он там.

С хозяином луна-парка Геннадием я созвонился заранее и сходу сказал:

- Я хочу написать об «Отеле» статью. Но не рекламную!

Он согласился встретиться. Я, идя по луна-парку на встречу, представлял себе, как может выглядеть хозяин подобных заведений. На ум приходил Дени ДеВито, маленький хитрый пузач, директор цирка-шапито из «Дамбо». Или извращенная и жестокая директриса бродячего цирка Джессика Лэнг из «Американской истории ужасов», или Мистер Мрак у Бредбери. Киношные директора были прожженными мошенниками и подчас жестокими, но добрыми внутри.

Интересно, что взросло на нашей почве?  

Геннадий оказался крепким мужиком с будто вытесанным из дерева непроницаемым лицом. Типаж для фильма «Бригада». У него и жгут золотой, и на руке что-то такое золотое. От, блин. Вот тебе и Денни ДеВито. Ему бы к пистолету глушитель прикручивать и говорить фразами из сериала «Бригада»: «Я по натуре не толстовец, вашу мать!».

Я рассказал ему, что с детства мечтал узнать, как все в «комнатах страха» устроено. Рассказал, как в детстве до одури катался на вагонетке. Про жвачку и шипучку.

И Геннадий моментально оттаял. Взгляд потеплел. Позвал своего напарника Андрея, и они вдвоем принялись рассказывать, каково это быть хозяевами упырей.

СЕКРЕТЫ ВЗАХЛЕБ

Они начали рассказывать жарко и интересно о механизмах страха, об опыте, который перенимали в других странах. О том, как хитроумно и с выдумкой подходили к проектированию «отеля».

- Внутри пирамиды Хеопса коридор постепенно сужается, потолок снижается, — говорит Геннадий. — Получается, что человек подходит к саркофагу в вынужденном полупоклоне. И когда мы проектировали «Отель», я такую идею высказал. Клаустрофобическую. Чтобы человека сжимало. И мы ее реализовали. В мягком варианте. Чтобы никто не травмировался. Сперва там было совсем темно, но очень страшно. Мы добавили немного света.

Каждый пугается чего-то своего. Кто-то пауков, кто-то змей. У нас живого там ничего нет. Там есть проекции. Тараканов, пауков, змей. Актеров тоже нет. Исключительно аниматроника.

- А почему отказались от идеи актеров? – спрашиваю его. — В «Амели», помните, как главная героиня едет на вагонетке по «комнате страха», а ей парень в костюме скелета тихонько подвывает на ухо?

- Мы можем обрядить актеров в костюмы хоть завтра. Отказались потому, что наши аниматроники гораздо страшнее!

- У нас бывают скандалы, — включается Андрей. — Посетители заходят, и на полдороге им становится так страшно, что они выходят. Духа не хватает.

- Говорят: «Мы не ожидали, что будет так страшно! Верните нам деньги». Мы им объясняем: ребята, вот вы идете в кинотеатр на фильм ужасов. Испугались на половине сеанса, вышли. Пойдете требовать деньги обратно? Такого быть не может. Если вы идете в комнату страха, то вы должны понимать, почему вы туда идете.

- А есть те, кому не страшно?

- Нет, — гордо отвечает Геннадий. — У нас двадцать с лишним локаций (отдельных комнат с нечистью). Заходишь и… Поневоле человек выходит… удовлетворенным.

- 24 комнаты! – уточняет Андрей. — 550 квадратных метров кошмаров! Мы старались так сделать, чтобы сперва не очень жутко, а потом был эффект нагнетания страха. Ужас все накатывает и накатывает. Сильнее и сильнее.

- Да, страх имеет накопительный эффект, — подтверждает Геннадий. — В конце совсем жутко. Еще я хочу обратить внимание на вход. Там стоят три телевизора в виде портретов и окон, на них демонстрируется ролик, который был куплен у американцев. Мама, отец и дочка на портретах превращаются в мертвецов, улыбаются и подмигивают путникам.

Мы многое взяли из венской «Комнаты страха». Наши люди специально летали туда, изучали. Фасад в Арабских Эмиратах позаимствовали. В окнах у нас была проекция приведений, которые будто стучатся с той стороны в наш мир. Так к нам несколько раз приходили и просили выключить. Мамы в основном. Дети пугаются.

- Украинцы пугливый народ?

- Очень разный, — говорит Геннадий. — Кому-то страшно. Кто-то не хочет, чтобы дети смотрели. Так мы только в девять вечера проекцию в окнах делаем жестче. В 10 вечера в окнах еще жестче. Как раз чтобы дети ушли.

Андрей:

- Кто-то хочет пощекотать нервы. У них это получается…

Геннадий:  

– Ты забыл про такую категорию посетителей, как «боксеры»! Им же надо встать в стоечку и лупить аниматроника. Бьют, ломают. Естественно потом рассказывают, что мы не хотели, извините, пожалуйста.

Андрей:

- Хотя перед этим проводится инструктаж с посетителями. Ничего нельзя трогать руками. Запрещена видеосъемка. Если стало страшно, повернитесь к камере, поднимите руки вверх, к вам выйдет оператор и вас заберет.

- Роботы дорого стоят. Я смотрел на сайтах, которые продают аниматроники, один может стоить от 300 до 100 000 долларов. Если такую вещь поломают «боксеры», то это же … хм… нехорошо. Кого-нибудь привлекли за избиение зомби?

- Стараемся предотвратить! – говорит Андрей.

- С этим есть проблемы, — вздыхает Геннадий. – Вот приходит такой «боксер» и ломает. Его ловят за этим, он падает на жопу, а потом пишет заявление, что его ни за что ударили. Я сторонник мужских дел. Ударил, разбил, вышел – ответь.

Андрей морщится:

- Ну не надо об этом…

- Ладно. Скажите (обращаясь к Геннадию), вы могли представить себе, что когда-то будете сидеть и всерьез обсуждать, кого лучше купить, вампира или ведьму, посадить вурдалака на цепь или в будку? В детстве вы тяготели к этому?

- Я вам расскажу (доверительно придвигается поближе). Я жил в Запорожской области. И к нам приезжал чешский луна-парк. Мама мне давала пять рублей. Дедушка «на нычку» давал мне 25. В советские времена это была четверть зарплаты! Я был в луна-парке королем! Нас же с классом привозили туда, и я мог гулять по-настоящему. И всегда хотел руководить луна-парком!

- Вот ваша детская мечта сбылась. Люди к вам ходят?

- Не столько, сколько хотелось бы. Цена билета немаленькая. А меньше ее нельзя делать. Работник это зарплата, любая деталь на аттракционе — это деньги. Во на «Энерджи» сейчас мотор полетел, а это 11 тысяч евро. А денег у людей нет. Вот заходит семья — папа, мама с двумя детьми. Ты, сынок, будешь сегодня на каруселях кататься, а ты на колесе обозрения. Завтра на других двух аттракционах покатаетесь. А потом поделитесь впечатлениями друг с другом. Экономия.

МЕРЗЕННІ ВОВКУЛАКИ ВІД ВІТЧИЗНЯНОГО ВИРОБНИКА

Много ли ума надо, подумается вам, чтобы передрать все лучшее, вернее, самое страшное, в других странах? Ан нет. Украина тоже может ужаснуть, и не только Деволановским спуском!

- «Отель» частично делали в Украине! – заявил мне Геннадий. — У нас есть такие кулибины, что диву даешься.

- То, что нельзя было у нас сделать, – маски силиконовые, кисти рук, — то заказывали в Европе. Атлантов и горгулий делали в Украине, — добавляет Андрей.  

- По сравнению с другими «комнатами страха» в других странах и городах, ваш «Отель» достойный?

Геннадий ответствует без тени сомнения:

– Мы победили.

- Он не просто достойный! Он лучший! – вторит ему Андрей.  

Геннадий:

- Давайте пройдем внутрь и сами все увидите!

Мы с фотографессой (или фотографиней?) Валей не без трепета пошли к «Отелю».

ВНУТРИ

Нас сопровождали оба руководителя: Андрей, он, скорее, технический директор, чем просто сотрудник. Честно говоря, это было отчасти и хорошо. Потому как, скажу без утайки, у меня ближе к выходу из этого гектара кошмаров дрожали коленки. Ноги были ватные, и я взмок. Если бы не двое директоров, которые маячили за спиной, то было бы еще хуже. А была еще парочка посетителей (парень с девушкой), которая примостилась за нами и отчаянно боялась всю дорогу.

Я не буду раскрывать всех сюрпризов. Скажу лишь, что я восхищен стараниями людей, сконструировавшими этот «отель».

Были локации, которые стали для меня полной неожиданностью. Я увидел черную дыру в полу, как будто сток в ванной. Вот, думаю, кто-то выползет сейчас оттуда. Тут меня отвлек какой-то урод, свесившийся с диким ревом с потолка, а когда я снова посмотрел вниз, то увидел, что ко мне в сандалии лезут змеи! Самые натуральные.  

Все это в тревожно мигающем красном свете, с завыванием кого-то из-под стола и из шкафа.

- А можно перерыв сделать?! — взмолилась дрогнувшим голосом Валюша, не успевая фотографировать неожиданно выскакивающих тварей.

- Нельзя. А вот и пожарный выход! У нас с этим строго, — сказал кто-то из директоров, с интересом смотрящих на нашу реакцию. И показал на дверь сбоку. Стало намного легче. Отсюда можно выйти! Фух! Только потом мы узнали, что «Отель Страха», как муравейник или, лучше сказать, как отель известного американского маньяка XIX века Генри Холмса, весь пронизан тайными ходами.

Холмс построил свой отель ужасов. На первом этаже была аптека и различные магазины, а на верхних двух — лабиринт из нескольких десятков комнат без окон, коридоры, упирающиеся в кирпичные стены, лестницы вникуда, двери, которые можно было открыть только снаружи. Короче говоря, ловушки. Холмс заплутавших в отеле туристов варил, а их скелеты продавал медицинским учреждениям.

Одесский «Отель ужасов», как я уже написал, тоже весь пронизан потайными ходами. Но они сделаны для того, чтобы помочь впавшему в панику посетителю. Сотрудник за пультом в считанные секунды может пройти в те комнаты, где гости, извиняюсь, обосрались. Достаточно поднять обе руки вверх, вас увидят в мониторе, и кошмар тут же закончится. Вас выведут.

Однако некоторые посетители со сдавшими нервами показывают чудеса скорости. Две девушки, вереща и зажмурив глаза, пробежали весь десятиминутный маршрут за считанные секунды!

В конце пути стало совсем худо. Потолок понижался, пол ходил ходуном, неожиданно выскакивающие чудовища ревели и стенали, а число кровавых сцен зашкаливало.

Куда там чехословацкой «Пещере неожиданностей»! Когда мы вышли, пошатываясь (вестибулярный аппарат тоже малехо сошел с ума), переводя дух, директора, не сговариваясь, спросили нас:

- Ну как?

И горделиво заулыбались, когда мы сказали, что там ужасно и такого кошмара мы в жизни не видели. И это было чистейшей правдой!

Вслед за нами вывалилась парочка. Девушка была бледна, как полотно, и они быстро пошли куда-то. Мне вспомнился документальный фильм о работе «Комнаты страха» в Австралии, только там были задействованы еще и актеры. Так там посетители обделывались прямо на месте. И тайком выкидывали грязное белье в аттракционе.

Персонал ругался, что за ними приходится убирать.

Кстати, о персонале!

РАБОЧИЕ КОШМАРОВ

Распрощавшись с дирекцией, мы решили поговорить с рабочими кошмаров. Договорились: когда они будут делать профилактику аниматроников, мы сможем тихо, без шумовых и световых эффектов, посмотреть и сфотографировать их работу.

И вот моя мечта сбылась. Мы поднимаемся по скрипучей лестнице на второй этаж «Отеля». Впереди оператор Алексей с разводным ключом и набором отверток. Худой , черноволосый, в веселой маечке «Лунапарк». Шкафы не хлопают дверцами, двери не распахиваются, зомби и чудовища спят.

Я рассматриваю все с неподдельным интересом. Тут же все бегало и летало, по стенам ползали гигантские тараканы, а сейчас тихо. Ага, обстановку подбирали со вкусом.Вот это так называемый «сталинский» диван с высокой спинкой, а какая люстра! Кованая!

Проходим в «столовую». Барная стойка. Накрытый стол, посудазалита кровью. Кто-то кем-то ужинал. И, помнится, из-за того пианиночто-то выскакивало. Все то красным светом заливало, то наступала на долю секунды непроглядная тьма, выло и ухало под ухомчто-то ужасное. Фотографесса наверстывает упущенное. Щелкает все подряд.

- Мы одну-две локации из двадцати сфотографируем, вы не против?

- Нет, не против.

Алексей лезет за пианино.Там, оказывается, прячется сам граф Дракула,запечатленный скульптором в момент трансформации в гигантскую летучую мышь. Алексей начинает ковыряться в его шее и кричит своему напарнику:

- Мне ключ на шесть нужен.

За обоями раздается топот, и напарник выходит из невидимой раньше дверцы в стене.

- Часто ломаются?

- Да нет. Аниматроники надежные. Вот только пол, который под вами, падал и кренился, приходилось чинить два раза.

- А вам не кажется, что с актерами было бы еще круче?

Алексей улыбается:

- А я раз стоял там, где потолок становится все ниже и ниже, помните?

Я кивнул. Еще бы не помнить. Самое гнусное место.

- Я там весь в черном. В маске. И идет такой дядька. Крепкий мужчина, но уже перепуганный. И видя меня, останавливается согнутый в три погибели и сам себе говорит, показывая на меня: «Вон та х…ня сейчас бросится». Я стою, не шевелюсь. Он подходит ко мне вплотную, и тут я протягиваю руки. Он бедный так на жопу и сел. Потом видит, что я живой и говорит: «Братишка, я же и зарядить мог с испугу-то».

Алексей улыбается.

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СРЕДИ УПЫРЕЙ, САТАНИСТЫ И БАТЮШКА

Их трое. Как правило, один стоит на входе, проводит посетителей внутрь и сдает второму, который читает инструктаж. Он же бегает за клиентами, которые не хотят дальше идти и цепенеют где-то от страха. Старшая смены Юля сидит за пультом и бдительно смотрит, кто как пугается. Чтобы без последствий было.

Она старожил «комнат страха». Десять лет в кошмарном бизнесе.

- Я сюда попала банально, — рассказывает Юля. — Раньше чехи и поляки держали аттракционы. И одного поляка занесло в мое село. Он покупал дачу как раз напротив моего дома. Познакомились. Предложил у него работать, в его «комнате страха». А потом он решил все продать. Так я «по наследству» перешла в этот «отель».

— А у вас есть муж? Молодой человек?

- Есть и муж, и ребенок, которому полтора месяца. На третьей неделю после родов я уже вышла на работу, оставив ребенка бабушке. Сезон же. Надо работать.

- На этой работе надо быть… ээээ…. суровым!

- Да, иной раз ведешь себя, как суровая мама. Необходимо гаркнуть, крикнуть. Только так у некоторых людей прекращается истерика, паника и все остальное.

- Странные клиенты были?

- За десять лет много кого было. Один раз батюшка пришел. Прошел все. Вышел спокойно, усмехнулся и пошел себе.

- Не увидел, значит, бесовщины!

- А другой раз к нам на крышу залезли сатанисты и возле горгулий обряд проводили. Утром приходим, а возле статуй кругом свечные огарки стоят!

Тут Юля замечает клиента, который воздел руки вверх. Моментально склоняется к микрофону:

- Оставайтесь на месте, сейчас мы вас выведем!

Я исполнил свою детскую мечту. Походил по «Отелю страха», когда он был нерабочим. Узнал его секреты. Познакомился с «пугателями». Меня могут спросить: так что, Жогов, стоит туда идти?

Я не знаю, стоит ли лично вам туда идти. Может, у вас нервы сдают, и когда зомби выскочат, вы с перепугу ему в морду заедете. А потом с сумрачным Геннадием разбираться: чего, дескать, сломал вещь на три штуки евро?! Может, слабый мочевой пузырь. А потом пробираться кущами парка Шевченко, сушить портки на ветру. Может, вы стойкий человек и выйдете оттуда бодрячком, но ночью проснетесь в поту оттого, что болит сердце, будете тереть себе левую сторону груди ладонью, проклиная Жогова, который посоветовал вам туда сходить. Может, пройдете «отель», хмыкните: «Как грубо и примитивно пытаются добиться выработки адреналина!.. То ли дело London dungeon в британской столице. Там воссоздают, помимо пужалок, еще и историю Лондона. Вы опускаетесь на лифте с прокаженными, проплываете к месту казни, проходите подворотнями, а за вами крадется Джек Потрошитель, а потом актеры инсценируют вашу казнь, вот это да! А это балаганные трюки!».  

А может, вы любопытный мальчишка, которому позарез надо побывать внутри! И вы копите деньги, чтобы купить билет и узнать, каково это. Если так, то обязательно узнайте. Если «Отель» вас манит, поддайтесь искушению. Там круто!

Автор – Дмитрий Жогов, фото – Валентина Бакаева

Мы не несём ответственности за содержание материалов, новости размещаются в автоматическом режиме и не проходят проверки.

Популярное в Facebook